Бедные люди

На чем заработал и что потерял Таджикистан в 2019 году. Эксперты подводят экономические итоги
Рабочие алюминиевого завода (ТАЛКО) в Таджикистане. Фото с сайта Talco.com.tj

Власти Таджикистана утверждают, что в уходящем году экономика страны переживала высокий рост. В Минэкономразвития и торговли уверены, что реальный рост ВВП страны по итогам 2019 года достигнет запланированных правительством $7,6 млрд (в прошлом году ВВП сложился в объеме 68,8 млрд сомони, или $7,3 млрд). В ведомстве отметили, что развитие экономики происходило за счет реального роста производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, к примеру хлопка, который является одним из основных экспортных товаров республики.

Однако многие в Таджикистане считают, что рост ВВП поддерживается главным образом за счет денег мигрантов, и новые правила переводов могут привести к сокращению этого денежного потока, что нанесет непоправимый ущерб всей экономике. «Фергана» попросила экспертов подвести экономические итоги уходящего года.

На чем заработал Таджикистан

Экспорт продукции за 11 месяцев нынешнего года, согласно официальной статистике, составил около $1 млрд, увеличившись по сравнению с январем — ноябрем 2018 года на 8,2% (при этом импорт втрое превышает экспорт, составив почти $3 млрд). Рассмотрим основные товары, которые республика произвела и экспортировала за рубеж в этом году.

По данным на середину декабря, в Таджикистане собрано более 415 тысяч тонн хлопка, что почти на сто тысяч тонн больше, чем в 2018 году (323 тысячи тонн). Несмотря на многолетнее падение производства, хлопок по-прежнему является одной из основных статей экспорта. С 2018 года республика снова взяла курс на наращивание объемов его производства, но выручка от экспорта хлопка пока не догоняет даже прошлогодний объем: за десять месяцев 2019 года страна выручила $95,4 млн (в прошлом году Таджикистан экспортировал хлопка-волокна на сумму $165 млн). На долю этого продукта приходится около 9-10% от общего объема экспорта.

Выпуск еще одного из главных экспортных товаров страны, первичного алюминия, по данным Минпрома, за 11 месяцев текущего года составил 90,2 тысячи тонн, что на 2,2% больше, чем за аналогичный период 2018-го (по итогам всего прошлого года было произведено 95,8 тысячи тонн алюминия). В середине февраля этого года министр экономического развития и торговли республики Негматулло Хикматуллозода заявил, что в 2019 году объем выпуска первичного алюминия планируется увеличить в 1,6 раза и довести его до 149 тысяч тонн. Очевидно, что реальные итоги года окажутся намного скромнее ожидаемых.

Следует отметить, что в последнее десятилетие производство алюминия в Таджикистане стабильно сокращается. Его пик пришелся на 2007 год, когда было произведено 421,5 тысячи тонн. С тех пор выпуск алюминия в Таджикистане сократился более чем в 4 раза. В 2018 году Таджикистан экспортировал 94,8 тысячи тонн этого металла на сумму $199,3 млн, тогда как годом ранее объем экспорта составил 103,4 тысячи тонн. Сколько алюминия экспортировано в этом году, пока не сообщается, известно лишь, что общая сумма от продажи за рубеж недрагоценных металлов и изделий из них по итогам 10 месяцев этого года составила $179,3 млн.

За 11 месяцев Таджикистан получил $65 млн за счет экспорта 1,5 млн тонн цемента (объем экспорта за весь 2018 год составил 1,43 млн тонн на сумму $65,4 млн). В последние годы республика наращивает производство этого стройматериала. В январе — ноябре было произведено 3,9 млн тонн цемента, тогда как за 2018 год — 3,8 млн тонн (на 23,3% больше, чем годом ранее).

Еще одной статьей пополнения бюджета республики стал экспорт электроэнергии в соседние страны. За 11 месяцев текущего года от продажи электричества Таджикистан выручил $91,3 млн на 23% больше, чем за аналогичный период 2018 года, когда энергии было продано на $77 млн. В настоящее время объем продажи электроэнергии из Таджикистана составляет почти 10% от общего экспорта страны, и, вероятно, ее доля будет увеличиваться благодаря восстановлению единой энергосистемы стран Центральной Азии.

Аффинажная фабрика золотодобывающего предприятия "Зарафшон". Фото с сайта Tj.sputniknews.ru

Но самой крупной доходной статьей в этом году стала продажа за рубеж драгоценных и полудрагоценных камней и металлов. Их экспорт принес республике более $225 млн за первые 10 месяцев года. Примечательно, что годом ранее Таджикистан экспортировал драгоценные камни и металлы на сумму чуть более $2 млн. То есть в этом году страна продала солидную часть своего золотого резерва. При этом из года в год растут и объемы добычи золота. В 2018 году в Таджикистане были произведены рекордные 6,4 тонны драгметалла, объем его добычи по сравнению с 2017 годом увеличился на 16,9%.

Остальной объем экспорта в уходящем году приходился на другие виды минеральных продуктов (соль, уголь, камень и т.д.), текстиль, сухофрукты.

В какую сторону динамика?

Председатель парламентского комитета по экономике и финансам, депутат Шариф Рахимзода считает, что экономика республики в этом году развивалась динамичнее по сравнению с несколькими последними посткризисными годами. Он отметил, что выпуск промышленной продукции в январе — октябре этого года увеличился на 14%, а сельхозпродукции – на 7%. Главным же достижением страны в уходящем году депутат считает запуск второго агрегата Рогунской ГЭС, которая в будущем, по его мнению, станет основным драйвером развития экономики страны.

Однако бывший высокопоставленный чиновник одного из экономических ведомств, который пожелал остаться неназванным, в разговоре с «Ферганой» отметил, что не замечает существенных улучшений экономической ситуации в Таджикистане.

«Хотя республика немного улучшила свою позицию в рейтинге Всемирного банка Doing Business, она все еще заметно отстает от других стран СНГ, и это обстоятельство делает ее неконкурентоспособной при привлечении иностранных инвестиций для дальнейшего продвижения экономики. В начале нынешнего года правительство объявило 300 дней реформ для поддержки предпринимательства и улучшения инвестиционного климата. Но в план предполагаемых мер для реализации этой программы были включены те же пункты, которые содержали старые правительственные программы. Ничего нового там нет. Такие меры, как снижение налоговой нагрузки, сокращение проверок бизнеса, кочуют из программы в программу, но с годами мало что меняется. Даже не удосужились разработать дорожную карту по реализации предполагаемых мероприятий», сказал он.

Экономист считает, что главным фактором, сдерживающим развитие бизнеса и, соответственно, развитие экономики, остается «удручающая налоговая система», а законодательные реформы претворяются на практике очень медленно или вовсе остаются на бумаге.

«Поручили подготовить новый Налоговый кодекс, а разработчиками назначили те ведомства, которые и будут реализовывать нормы создаваемого ими же законодательства, то есть Минфин и Налоговый комитет. Это говорит о том, что никакие улучшения не предвидятся. Нередко власти декларируют прекрасные инициативы, а потом на практике реализуют их как будто для галочки. Так, до сих пор в полной мере не действует единое окно по оформлению экспортно-импортных и транзитных процедур, запуск которого состоялся еще два месяца назад.

Более того, существуют некоторые нормативно-правовые акты, таджикский вариант которых расходится с русским. Это делается специально, чтобы показать партнерам по развитию (международным финансовым институтам. Прим. «Ферганы»), которые предпочитают пользоваться русским вариантом документов, что наше законодательство соответствует всем международным требованиям», заключил экс-чиновник.

В начале декабря постоянный представитель Азиатского банка развития в республике Прадип Сривастава также раскритиковал Таджикистан за то, что законодательные изменения зачастую происходят только на бумаге, а в реальности ведение бизнеса осталось таким же сложным, как и в прошлые годы.

По данным Агентства по статистике, за первые девять месяцев года в республике ликвидировались 260 тысяч индивидуальных предпринимателей, а из 533 тысяч зарегистрированных реально работают только 293,4 тысячи представителей малого бизнеса.

Дешевое сырье и рост тарифов

Экономист Самиджан Насирджанов отмечает сохраняющуюся сырьевую направленность таджикской экономики и, следовательно, ее зависимость от колебаний цен на сырье на мировом рынке. Кроме того, Таджикистан мог бы заработать больше на поставках электроэнергии в соседние страны, однако ее продажа за рубеж осуществлялась даже по более низким тарифам, чем отечественным промышленникам. «Страна продает соседям электроэнергию по 30 дирамов за один киловатт-час, а своим промышленным потребителям – по 55 дирамов», указал он.

Сухофрукты на таджикском рынке. Фото "Ферганы"

Эксперт отметил необоснованный рост стоимости водопользования, электроэнергии, коммунальных платежей, а также цен на основные продукты питания. Стоимость продовольственных товаров в январе — ноябре текущего года выросла на 10,1%. Наиболее ощутимо подорожали мясо (22,6%), мука и хлебопродукты (на 17,5%), овощи (12,7%), молоко и молочные продукты (3,3%).

«Продолжается монополизация всех рынков, были введены новые платежи налогового характера для строителей жилья. Увеличилось строительство административных объектов, торговых центров деньги закачиваются в бетонную недвижимость. В этом году Китаю в очередной раз переданы богатые месторождения драгоценных металлов, республика все глубже влезает в долговую кабалу соседа.

Пожалуй, единственным позитивным моментом в этом году стала передача Налоговым комитетом полномочий по ликвидации индивидуальных предпринимателей своим районным подразделениям. Раньше приходилось обращаться в центральный аппарат, где тянули с этим, а предприниматели платили налоги за несуществующий уже бизнес. Теперь ликвидироваться таким предпринимателям стало быстрее и легче», говорит Насирджанов.

Влезть в карманы мигрантов

Тревожным явлением уходящего года, по мнению экономиста, стало растущее стремление государства получить прибыль с денежных переводов, отправляемых мигрантами из России. «Государство все больше пытается влезть в карманы трудовых мигрантов. Стоимость расходов по получению денежных переводов выросла почти в два раза из-за требования конвертации переводов в национальную валюту. Теперь мигранты при  переводах теряют от 3,2 до 5 процентов», сказал Насирджанов.

Кроме того, по его словам, введен негласный запрет на перевод валюты из Таджикистана в другие страны, который также обложили комиссией. «Если раньше можно было перевести $200 за $2 комиссии, теперь эта сумма доходит до $10. Нацбанк обосновывает эту схему тем, что были потери в размере 20 млн российских рублей из-за банкротства платежных систем. Но, даже если так, под риском находится только 0,01% от годового объема переводов», заметил Насирджанов.

Международные эксперты считают, что экономика Таджикистана растет в основном за счет денежных переводов, и любые препятствия потоку этих денег могут привести к замедлению роста экономики и увеличению числа бедного населения. Денежные переводы мигрантов, по данным Всемирного банка, в 2018 году составляли около трети (31%) ВВП Таджикистана. Республика находится в первой тройке стран с самым высоким соотношением денежных переводов к ВВП.

За девять месяцев этого года мигранты перевели в Таджикистан $2,49 млрд. При этом объем госбюджета республики в 2019 году составляет $2,5 млрд. То есть с учетом переводов в четвертом квартале поступления от мигрантов в республику в этом году превысят бюджет страны.

В одном из таджикских банков. Фото с сайта Asiaplustj.info

«Экономический рост в Таджикистане в этом году поддерживался с помощью частного потребления — оно обеспечивалось за счет денежных переводов мигрантов, которые немного выросли за девять месяцев этого года в долларовом выражении», отмечает старший экономист постоянного представительства Всемирного банка в Душанбе Гоар Гулюмян. По ее словам, росту экономики республики также способствовали те секторы промышленности, которые опять же связаны с потреблением, к примеру пищевая.

Таджикский экономист на условиях анонимности высказал мнение, что запущенный 3 декабря Национальный процессинговый центр, посредством котором Нацбанк взял под контроль потоки денежных переводов в Таджикистан, может нанести вред экономике страны, поскольку новая система уже заставляет мигрантов искать альтернативные неформальные каналы переправки денег своим семьям.

«Очевидно, что теперь переводы подорожают. Привычные переводные системы работают со сбоями, соответственно, люди не могут получить вовремя свои деньги. Оставшиеся на рынке три системы денежных переводов («Юнистрим», «Контакт» и Western Union. Прим. «Ферганы») наверняка постепенно поднимут проценты. Мигрантов сейчас принуждают отправлять деньги через систему «Корти милли», то есть надо далеко не бесплатно оформлять банковскую карту, а это им невыгодно и неудобно. По своим знакомым я вижу, что уже активировалась передача денег по системе хавала (неформальная система переводов, основанная на доверительных отношениях между ее участниками, когда отправитель отдает деньги брокеру, а получатель в другой стране забирает оговоренную сумму у другого брокера. — Прим. «Ферганы»). Но пока будут налажены новые каналы, экономике страны может быть нанесен заметный урон», пояснил эксперт.

  • Почему указ президента Таджикистана о налоговых льготах не спасет малый и средний бизнес

  • Смогут ли создатели ташкентского арт-пространства Human House защитить свой дом от сноса

  • Когда в недрах Таджикистана закончится золото

  • Бывший чиновник Госкомтуризма – о новом проекте по привлечению иностранных идей и технологий