Казус Фергюсона

Как идеологи карантинов нарушают их сами
Нил Фергюсон. Фото Thomas Angus, Imperial College London с сайта Wikipedia.org

Британский профессор Нил Фергюсон – один из тех, кому мир обязан масштабными карантинами. Он автор одной из компьютерных моделей, которые используют для оправдания жестких мер (как в Великобритании, так и в некоторых других странах). Отсутствие карантина, утверждал профессор, может обернуться сотнями тысяч жертв.

Модель повлияла на политику британского правительства. Сначала власти хотели пойти по пути «коллективного иммунитета» – защитить уязвимые группы населения, позволив остальным побыстрее заразиться и переболеть (у большинства болезнь проходит в легкой форме или вообще без симптомов). Но затем выступил Фергюсон – глава департамента эпидемиологии Имперского колледжа Лондона – со своими расчетами, утверждавшими, что такой сценарий приведет к гибели около 250 тысяч человек. Британский премьер Борис Джонсон сдался и объявил карантин.

Автор модели приобрел мировую известность. На его расчеты ссылались власти США, Германии и Франции. Его называли «одним из самых влиятельных» специалистов по борьбе с коронавирусом. Некоторые заявляли, что он «помог спасти десятки тысяч жизней по всему миру».

Фергюсон не был просто теоретиком карантинов – он активно защищал свое детище. Утверждал, что «подавление вируса [посредством карантинных ограничений] – единственная стратегия». Что ограничения – «значительные ограничения» – надо продлить на неопределенный срок, по крайней мере, до создания вакцины.

А потом оказалось, что на себя самого он их не распространял.

Британские журналисты выяснили, что профессор, занявший пост советника правительства, нарушал правила «социального дистанцирования» ради встреч с чужой женой – своей близкой знакомой, жившей в другом конце Лондона. В день одного из визитов (знакомая в нарушение правил «самоизоляции», действующих в стране, ездила к нему домой) он даже выступал в прессе, рассказывая о важности карантина.

«Того, что стало известно о Фергюсоне, – заявили авторы разоблачения, – достаточно, чтобы вызвать ярость у миллионов людей, лишенных возможности видеться из-за карантина». Это не только друзья или пары, живущие отдельно. Британцам – под угрозой штрафов – запрещено видеться даже с родственниками, если они не живут вместе.

Человека – по крайней мере, обычного человека – могут арестовать, если он доставил еду членам семьи, нуждавшимся в уходе. Родителям с детьми могут заявить, что они не имеют права выходить во двор собственного дома. Штрафы за нарушение «коронавирусных директив» выписываются буквально каждые несколько минут (доходит до того, что штрафовать пытаются даже детей).

В случае с Фергюсоном санкций не последовало. Он признал, что «совершил ошибку», и подал в отставку с поста советника правительства. Но полиция сообщила, что формальных претензий к нему нет.

«Ученые, такие как он, говорят нам, как себя вести, – заявил после скандала бывший лидер Консервативной партии Иэн Дункан Смит. – Теперь получается, что все должны были делать, как он скажет, а сам он делал то, что захочет. Как правительство после этого будет объяснять необходимость карантина?»

Истории

На нарушении формальных ограничений – в Великобритании и других странах – уже не раз попадались представители власти. Мэра американского города Бомонт (штат Техас) Беки Эймес заметили в маникюрном салоне – который, как и другие такие заведения, был официально закрыт на карантин (в социальные сети попали ее фото с ванночкой для рук). Мэра Чикаго Лори Лайтфут – у парикмахера (официально в городе работа парикмахерских запрещена).

Лори Лайтфут. Кадр телекомпании ABC7

Депутат британского парламента Стивен Киннок сам рассказал, как ездил к отцу, чтобы поздравить его с днем рождения – хотя правила, соблюдения которых власти требуют от населения, таких визитов не разрешают. Полиция позднее подтвердила, что встреча с родителями не является «уважительной причиной» для выхода из дома.

Некоторые из них извинились, другие заявили, что не сделали ничего плохого. Мэр Чикаго, оправдывая визит к парикмахеру, сослалась на то, что «является публичной фигурой» и поэтому должна следить за внешностью.

Можно понять недоумение чиновников, оказавшихся в ситуации, когда им нужно оправдываться из-за прогулки или встречи с родителями (хотя в такой ситуации сейчас находятся миллионы людей). И их объяснения – что депутат при встрече с родителями соблюдал «социальную дистанцию», а мэр, посетившая маникюрный салон, носила защитную маску, – вполне логичны. Вопрос скорее в другом – поступали бы они так, если бы искренне верили в целесообразность «драконовских мер» для борьбы с вирусом? Едва ли.

Профессор Фергюсон, оправдываясь, сослался на то, что уже переболел коронавирусом и отбыл двухнедельную изоляцию. Но в поддерживаемой им самим логике карантина, требующей учитывать мнение научных экспертов, это слабый аргумент. Иммунитет у тех, кто переболел коронавирусом, – спорный вопрос среди ученых. Неизвестно точно, сколько он продолжается, может ли выздоровевший человек заболеть снова (при тестировании таких пациентов в Китае у некоторых были получены отрицательные результаты, а позднее снова положительные, хотя симптомов у них не было). Некоторые страны собираются вводить «иммунные сертификаты», но ВОЗ их не поддержала, заявив, что «нет доказательств, что люди не могут болеть повторно». Иначе говоря, переболевшие люди – в том числе в Великобритании – пока не получают автоматического освобождения от всех карантинных правил.

А что если карантин нарушают его идеологи? Можно допустить, что политикам не хватает научных знаний. Но если нарушителем оказывается ученый? Чиновник от здравоохранения? Нил Фергюсон – самый яркий пример, но были и другие. Месяц назад министр здравоохранения Шотландии Кэтрин Калдервуд подала в отставку, когда выяснилось, что она с семьей ездила в свой загородный дом. Было бы странно ее в этом упрекать, но по правилам, соблюдения которых требуют от британцев, такие поездки не считаются «уважительной причиной», чтобы покидать основное место жительства (полиция вынесла ей предупреждение), – при этом сама она призывала британцев «сидеть дома», избегая лишних поездок. Министр здравоохранения Новой Зеландии (еще одной страны с жесткими ограничениями) Дэвид Кларк отправился с семьей на пляж – в первую же неделю карантина.

Не то чтобы они совершили что-то ужасное. Но опять же – стали бы они так себя вести, если бы искренне верили в «самоизоляцию», которой требуют от других?

Модели

На фоне скандала вокруг профессора Фергюсона вновь зазвучали вопросы о его модели. Критики заявили, что в прошлом его прогнозы, касавшиеся различных болезней, оказывались непомерно завышенными. Сам он, уходя в отставку, продолжал настаивать, что карантин, введенный в Великобритании, необходим. Действительно ли это так?

Нил Фергюсон. Кадр видеозаписи из YouTube-канала Imperial College Healthcare NHS Trust

Вопрос важен, поскольку глобальная цена карантинов (такие меры, более или менее масштабные, действуют примерно для трети населения Земли) продолжает расти. Транспортные и экономические ограничения, закрытие границ и остановка целых отраслей уже спровоцировали глобальную рецессию, резкий рост безработицы (в США за месяц число безработных выросло более чем на 20 млн, рекордный показатель со времен Великой депрессии), дестабилизировали сельское хозяйство. Вынужденная изоляция, как признала недавно ВОЗ, спровоцировала рост семейного насилия в несколько раз.

Многие страны сейчас ослабляют ограничения. Но проблем это не снимает – если правительство, как в Великобритании, в целом принимает модель Фергюсона или ее аналог, предсказывающий сотни тысяч жертв при отсутствии карантина, то при новой вспышке оно может «закрыть» страну снова. Некоторые уже об этом предупредили.

Адекватность прогнозов Фергюсона в прошлом вызывала вопросы. В середине 2000-х годов он заявлял, что птичий грипп (H5N1) может убить 200 млн человек по всему миру (якобы станет подобием испанского гриппа, от которого в начале XX века умерли около 40 млн человек). Жертвами в итоге стали несколько сотен. В начале 2000-х годов, когда Фергюсон составлял модели по вспышке ящура в Великобритании, он предсказывал, что, если не принять никаких мер, в регионе на севере Англии, который стал очагом заболевания, инфекцией будут охвачены до 80% ферм. Прогнозы повлияли на политику правительства, которое распорядилось провести массовый забой скота в зонах риска (были уничтожены миллионы животных). Однако позднее исследователи отмечали, что в одном из районов, который по техническим причинам не затронули превентивные меры, заболеваемость на фермах в итоге оказалась гораздо ниже, чем предсказывала модель.

Расчеты Фергюсона, касавшиеся вспышки ящура, подвергались критике за методологические недостатки. Его оппоненты заявляли, что слишком пессимистичные прогнозы спровоцировали власти на чрезмерное уничтожение скота, включая и здоровых животных, причинив сельскому хозяйству дополнительный ущерб. Некоторые критикуют методологию и его нынешних моделей. Майкл Трасфилд, профессор эпидемиологии Эдинбургского университета, который был соавтором двух работ, посвященных анализу моделей Фергюсона по ящуру, заявил, что «испытывает дежавю». «Модели отличаются высоким уровнем неопределенности, – говорит Пол Хантер, профессор медицины университета Восточной Англии. – И всегда существует большой риск, что их авторы начнут переоценивать их важность».

Там, где правительства, руководствуясь подобными расчетами, ввели масштабный карантин, он действительно помог замедлить распространение болезни (по крайней мере, если судить по случаям с очевидными симптомами) и снизить нагрузку на больницы. Но другие страны – Южная Корея, Швеция, Япония, Беларусь – показали возможность других сценариев, без тотальных ограничений и с меньшим экономическим ущербом (например Южная Корея, одной из первой подавившая вспышку инфекции благодаря массовому тестированию и отслеживанию контактов заболевших). С начала распространения коронавируса прошло несколько месяцев – но до сих пор болезнь там не вышла из-под контроля, системы здравоохранения не оказались перегружены.

В апреле исследователи из Европы и США, использовав методики профессора Фергюсона, попытались спрогнозировать развитие ситуации в Швеции – одной из стран, отказавшейся вводить масштабные ограничения (там отменили массовые мероприятия, ввели некоторые ограничения в ресторанах, рекомендовали людям старшего возраста не покидать дома без необходимости, но в целом жизнь в стране мало изменилась). По последним данным, там зафиксировано около 25 тысяч заболеваний, примерно 3 тысячи смертельных исходов (это выше, чем, например, в закрытой на карантин Австрии, сопоставимой по населению, но шведские власти настаивают, что, несмотря на худшие показатели на данный момент, в долгосрочной перспективе их подход более устойчив, чем карантин). Модель предсказывала, что, если ничего не менять, к началу мая от коронавируса в Швеции погибнут десятки тысяч человек.

Читайте также
  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику

  • Из-за чего коронавирус в Киргизии побеждает