До обязательного хиджаба еще далеко

Насколько высок уровень свободы и безопасности женщин в странах Центральной Азии?
Туркменистанки. Фото с сайта akipress.org

Недавно эксперты по правам человека и гендерному равенству опубликовали обновленный «Индекс мира и безопасности женщин» (Women Peace and Security Index), в котором учли положение представительниц прекрасного пола в 177 странах. Предсказуемо верхние строчки рейтинга заняли европейцы: топ-3 составили Дания, Швейцария и Швеция. Республики Центральной Азии, раньше входившие в СССР, расположились примерно в середине списка. В этом региональном зачете лидирует Туркменистан, уверенно опередивший соседей. «Фергана» подвергла сомнению выводы международных аналитиков и подготовила краткий обзор ситуации с правами женщин в государствах ЦА.

Что такое WPS Index

Начнем с технической справки об «Индексе». Его формируют специалисты Джорджтаунского института женщин, мира и безопасности (США) и Норвежский институт изучения мира. Отчет публикуется раз в два года. Эксперты учитывают десятки критериев, разбитых на три категории: инклюзивность, справедливость и безопасность. В первую, например, входят доступность образования, трудоустройство, роль женщин во власти; во вторую — вопросы правовой дискриминации; в третью — уровень домашнего насилия, близость к вооруженному конфликту и прочее. При подготовке WPS Index анализу подвергаются отчеты и доклады глобальных исследователей, в частности, статистического отдела ООН и ЮНЕСКО, Международной организации труда, Межпарламентского союза, института Gallup.

В новом выпуске страны Центральной Азии разместились на следующих местах:

✔️ Туркменистан — 58-е;

✔️ Казахстан — 70-е;

✔️ Таджикистан — 90-е;

✔️ Узбекистан — 94-е;

✔️ Кыргызстан — 95-е.

Для сравнения отметим, что Туркменистан отстает всего на один балл от России. Зато по уровню мира и безопасности женщин эта центральноазиатская республика опережает, например, Кипр, Беларусь и Бразилию.

Спорный лидер

Лидерство Туркменистана в регионе по защите прав женщин выглядит сомнительно. Начнем с того, что еще со времен правления первого президента Сапармурата Ниязова здесь действует запрет на ношение яркой одежды. Власти требуют от туркменистанок выглядеть одинаково — в длинных строгих платьях, скрывающих фигуру, и никаких облегающих джинсов.

Да, такие правила появились не вчера, но они действуют до сих пор. Более того, второй и третий президенты страны — Гурбангулы Бердымухамедов и его сын Сердар — ужесточали требования. Например, госслужащие должны носить только национальные костюмы, а при несоблюдении дресс-кода им грозит штраф. Маникюр и макияж для них — табу.

Сердара Бердымухамедова, который вступил в должность президента в марте прошлого года, считают сторонником естественной женской красоты, а некоторые СМИ открыто называют его женоненавистником. Этот статус правитель оправдывает негласными запретами. Так, сообщалось, что по его требованию чиновники ограничили работу салонов красоты — теперь там можно только постричься, а косметические процедуры, которыми почти в ста процентах случаев пользовались дамы, запрещены. Позднее стало известно, что силовики устраивают рейды по рынкам и магазинам, проверяя наличие недозволенных товаров, в число которых входят помада, лак для ногтей, тушь для ресниц и прочие косметические средства.

Более того, Бердымухамедова-младшего раздражают пластические операции. Увеличение груди, коррекция губ, инъекции ботокса для разглаживания морщин — все это в Туркменистане вне закона. По информации местных источников, весной 2022 года специально обученные люди провели проверку, в результате которой несколько десятков стюардесс и проводниц поездов были уволены за то, что когда-то осмелились с помощью хирургов и косметологов изменить натуральный облик.

Еще одним примером дискриминации женщин в республике является ущемление их прав на управление автомобилем. Водить женщинам можно только при соблюдении ряда неофициальных условий: возраст от 40 лет и старше, наличие супруга и документов о владении транспортным средством (по доверенности женщинам ездить нельзя).

Власти также контролируют место пассажирок в салоне. В такси или другой машине они должны находиться на заднем сиденье, передние — привилегия мужчин.

«Вишенкой на торте» выглядит отчет Международной федерации планирования семьи, датированный маем прошлого года. В нем сказано, что туркменистанок лишили «телесной автономии» и подвергают «репродуктивному издевательству». По данным экспертов, женщинам практически запретили делать аборты, что пагубно, ведь большинство из них не принимает самостоятельно решение по таким вопросам, как контрацепция и согласие на секс.

Правозащитники вовсе заявляли, что к женщинам в Туркмении относятся как к людям второго сорта. Распространены принудительные браки, проверки на девственность, домашнее насилие. Причем около 60% туркменистанок уверены, что муж имеет полное право бить свою жену. Законодательно представительницы прекрасного пола практически никак не защищены, так что им остается только молчать и терпеть, заключали эксперты.

Вот такой в Центральной Азии лидер «Индекса мира и безопасности женщин».

Бесспорный аутсайдер

Слегка нарушая логику повествования, от первого места переместимся сразу в конец рейтинга. Здесь находится Кыргызстан, который заслужил данную позицию и вот почему. В стране все еще распространен обычай в стиле дремучего средневековья — похищение невесты. На кыргызском он называется «ала качуу» (в дословном переводе «хватай и беги»). То есть многие считают нормальным, когда при свете дня неизвестные парни силой затаскивают незнакомую девушку в машину и увозят в неизвестном направлении.

Порой такие инциденты заканчиваются трагически. Например, в 2018 году общественность потрясло убийство 19-летней Бурулай Турдалиевой. Машину ее «жениха-киднеппера» остановили гаишники, после чего молодых людей доставили в участок. Здесь парень распсиховался и в ярости зарезал свою жертву. Кыргызстанец попытался свести счеты с жизнью, но его откачали, а затем приговорили к 20 годам колонии.

Или другая история, вызвавшая широкий резонанс, — похищение в 2021 году 26-летней Айзады Канатбековой, тело которой нашли спустя двое суток после исчезновения. По версии следствия, она оказала сопротивление «жениху», тот изнасиловал ее и задушил. А затем совершил суицид. Надо сказать, что в похищении девушки участвовали пять человек. Подельники похитителя впоследствии получили сроки до семи лет колонии.

Кыргызстанки на митинге с портретами жертв "похищения невест". Фото с сайта yoair.com

Выше упомянуты случаи, вызвавшие полемику в обществе, а сколько подобных эпизодов остаются «за кадром». Скажем, месяц с небольшим назад СМИ писали о случае, когда родственники «жениха» не смогли уговорить девушку согласиться выйти замуж за похитителя — не знакомого ей человека. В итоге кыргызстанку вернули в отчий дом, «жених» даже принес извинения. Все закончилось примирением сторон и весьма мягким наказанием для парня — тремя годами пробационного надзора.

Хуже всего, что некоторые представители власти не хотят воспринимать «похищение невесты» как уголовное преступление.

Депутат парламента республики Мейкенбек Абдалиев провел аналогию между кражей скота и «ала качуу»: мол, первое — тяжкое преступление, а второе — национальная традиция.

Таким образом он пояснил, почему за воровство животных стоит ужесточить наказание, а за принуждение к браку — нет.

Увы, но насилие и издевательства над женщинами тоже становится «традицией» в Кыргызстане. Новостные ленты часто передают подобную информацию из различных регионов страны. Вопиющий случай произошел в сентябре текущего года, когда мужчина в течение нескольких часов истязал бывшую жену, по какому-то праву подозревая ее в неверности (подчеркнем, что пара в разводе). В итоге абьюзер нанес жертве ножевые ранения, отрезал ей уши и нос. Причем до этого кыргызстанка дважды обращалась в милицию по факту изнасилования. Первый раз правоохранители уговорили стороны пойти на мировую. Второй раз дело дошло до суда, но судья, рассмотрев конфликт между экс-супругами наскоро, назначил обвиняемому три года пробации, хотя преступление тянуло на реальный срок.

И вновь нужно вспомнить о властях. Весной 2023 года отличился начальник ГУВД Бишкека Азамат Ногойбаев: комментируя инцидент с изнасилованием 13-летней жительницы столицы, которая затем совершила суицид, милиционер заявил, что такие происшествия случаются из-за того, что несовершеннолетние девочки сами добровольно вступают в половой акт с насильниками. В соцсетях разразился скандал, окончившийся тем, что офицера уволили, чтобы позднее назначить на другой высокий пост в структуре МВД.

Есть прогресс

А вот кто может записать себе в актив деятельность по защите прав женщин, так это Узбекистан и Казахстан, которые в этой связи внесли ряд кардинальных изменений в законодательство.

В Узбекистане правозащитники больше года бились с чиновниками за внесение бытового насилия в Уголовный кодекс. В итоге поправки были утверждены — в апреле 2023 года президент страны Шавкат Мирзиёев подписал соответствующий закон, направленный на защиту женщин и детей. Кроме того, в список административных правонарушений включены сексуальные домогательства, и теперь наказание грозит даже за прикосновения, жесты и словесные описания фигуры или внешности, оскорбляющие человека. За это можно получить арест до 15 суток.

Хотя местные активисты посчитали изменения полумерой, с которой пришлось согласиться, все же на данном этапе даже такие подвижки можно считать прогрессом. На это обратили внимание и представители международных организаций. Например, правозащитники из Amnesty International приветствовали криминализацию семейного насилия, назвав действия властей жизненно важным шагом к выполнению Узбекистаном своих обязательств в области прав человека.

Главное, что механизм заработал. За домогательства, особенно к несовершеннолетним, виновные получают приличные сроки; дела об избиении мужьями жен, которые раньше могли спустить на тормозах, стали расследовать тщательнее; Минюст серьезно взялся за создание реестра педофилов.

Фото с сайта uzdaily.uz

В Казахстане тема домашнего насилия также обсуждается не первый год. Еще прошлой осенью руководитель республики Касым-Жомарт Токаев поручил ужесточить наказание за подобные преступления. Законодатели подготовили ряд поправок в Административный и Уголовный кодексы. Одной из революционных реформ можно считать новый регламент, предоставивший полиции право заводить дела на мужей-абьюзеров, даже если потерпевшая сторона не подавала заявления. Нововведение особенно актуально в свете статистики МВД, гласящей, что только с начала текущего года из-за примирения сторон правоохранители прекратили рассмотрение порядка пяти тысяч дел по фактам насилия внутри семьи.

В республике также всерьез взялись за борьбу с принудительными браками. Казахстанский омбудсмен обратил внимание на то, что в УК нет статьи о «краже невест», и предложил восполнить этот пробел. Заодно предлагается упразднить норму, предусматривающую освобождение похитителя от уголовной ответственности, если он добровольно отпустит жертву на волю. Правозащитники подчеркивают, что данные традиции распространены в Казахстане, особенно в южных регионах. Зачастую девушек, которых воруют для последующего заключения брака, избивают или насилуют. Так что с поправками в закон, защищающими женщин, медлить нельзя.

И пара слов о Таджикистане. В этой стране с правами женщин все «ровненько-средненько»: СМИ не пестрят сообщениями о бытовом насилии, нет громких дел, связанных с ущемлением прав, хотя в реальности таких случаев в этой стране немало. И все же позитивные подвижки стоит отметить. Речь идет о наказаниях свекровей, унижающих своих невесток. Правда, судебная система проявляет принципиальность уже после смерти жертв абьюза — возбуждаются дела о доведении до самоубийства и виновные получают реальные сроки. Так, за последний год известность получили два подобных вердикта: одну пожилую женщину посадили на семь лет, другую — на пять. Может, после этого таджикистанские свекрови перестанут относиться к женам своих сыновей как к рабыням...

***

Таким образом, в постсоветских государствах Центральной Азии дела с защитой прав женщин обстоят по-разному, и Туркменистан не выглядит передовой в этом плане страной. Его репутацию спасает, по-видимому, то, что большинство запретов введено негласно, а исследователи брали за основу официальные данные.

Остается надеяться, что ситуация в республике, да и в других странах региона, не скатится до уровня соседнего Афганистана, где, судя по сообщениям СМИ и правозащитников, представительницы прекрасного пола лишены практически всех прав. Кстати, знаете, какое место в «Индексе мира и безопасности женщин» занимает государство, управляемое талибами*? Правильно, последнее.

*Движение «Талибан» признано террористическим и запрещено в РФ и многих других странах (указываем по требованию российского законодательства).

Читайте также
  • Афганское радикальное движение стремится создать огромную армию

  • Как лидеры республик Центральной Азии поддержали своего турецкого коллегу

  • В Самарканде для участия в мероприятиях саммита ШОС соберутся руководители почти 20 государств

  • Что изменилось в Афганистане после повторного захвата власти радикалами. Продолжение