Вышло расследование о недвижимости киргизских контрабандистов за рубежом

Алимуджан Хадир, Наби Хадир, Маймаитили Хадир и глава семьи Хабибула Абдукадыр, которые руководят бизнесом семьи Абдукадыр. Фото с сайта OCCRP

Вышла четвертая часть расследования радио «Азаттык», Kloop.kg и международной сети OCCRP о коррупции на кыргызстанской таможне, посвященная недвижимости клана уйгурского мультимиллионера Хабибулы Абдукадыра и членов его семьи по всему миру.

В расследовании со ссылками на финансовые документы доказывается связь этой недвижимости с деньгами, выведенными семьей из Кыргызстана с помощью бизнесмена Айеркена Саймаити, специализировавшегося на отмывании средств и убитого в ноябре в Стамбуле. Перед смертью он поделился с журналистами документами, которые легли в основу расследования.

В четвертой части рассказывается, как семья Абдукадыр, заработав миллионы на подпольной грузовой империи, скупала виллы, гигантские небоскребы и «недострои» в Германии, Великобритании, США и Дубае. В Великобритании семья купила готовой недвижимости на $44 млн, в Дубае – на $19 млн, в США – на $2 млн, информация о стоимости недвижимости в Германии, согласно немецким законам, недоступна общественности.

В Германии зарегистрированы две основные компании семьи Абдукадыр — AKA Immobilien (переименована в AKA Group) и ее дочерняя компания AKA Petroleum. Согласно их последним финансовым отчетам за 2017 год, на счетах фирмы было более $106 млн (включающие, видимо, активы за пределами Германии). Группа компаний AKA семьи Абдукадыр приобрела шестиэтажное послевоенное здание, занимающее целый квартал в немецком Аугсбурге, земельный участок в Фатерштеттене недалеко от Мюнхена и пустой торговый центр на востоке Мюнхена, где зарегистрирован головной «офис-призрак» компании.

Пустая штаб-квартира группы компаний семьи Абдукадыр в Мюнхене в сентябре. Фото с сайта Occrp.org

На неработающем сайте AKA International были планы и архитектурные решения для других гостиничных, жилищных и деловых проектов в нескольких городах Германии. Ни один из проектов не был завершен, дом в Аугсбурге представляет собой раздражающий местных жителей долгострой.

В Восточном Лондоне семья Абдукадыр через одну из своих британских компаний, которая теперь называется Miran International, в 2016 году приобрела Dawley House. По планам здесь должен был быть построен 12-этажный стеклянный отель на 113 номеров с кафе, конференц-залами и фитнес-центром, но на строительной площадке практически ничего не происходило, после того как три года назад снесли предыдущее здание.

Финансовые отчеты Miran за 2016 год показывают, что компания получила $28 млн от двух зарубежных фирм Абдукадыра, а затем такую же сумму проинвестировали в недвижимость. Эти фирмы — AKA International и Palvan Insaat — были в числе получателей десятков миллионов долларов, которые Саймаити вывел из Кыргызстана от имени семьи.

Территория бывшего Dawley House. Фото с сайта Occrp.org

Клан Абдукадыр владеет еще как минимум тремя другими объектами недвижимости в Лондоне за $16 млн: пустой участок земли, люксовая квартира с видом на Темзу в Ascensis Tower — 17-этажном высотном доме в районе Уондсворт на юго-западе Лондона, которую купил в 2016 году сын Хабибулы Абдукадыра Паливанмухаймаити Айбибула, а также особняк Morton House в одном из самых престижных районов города, зеленом частном поместье Кумби-Парк в Кингстоне-на-Темзе (здесь зарегистрирован офис для деловых операций Абдукадыров в Великобритании).

В США в 2013 году Хабибула Абдукадыр и его семья открыли ряд подставных компаний и приобрели два дома: один — в Калифорнии (особняк с четырьмя спальнями и тремя ванными к северу от Лос-Анджелеса, в нем также есть бассейн и джакузи), другой — в Вирджинии (в городе Грейт Фоллс за $1,3 млн, где расположены виртуальные офисы минимум 35 компаний и организаций самой разной специализации). Кроме мебели, согласно таможенным документам, семья импортировала в США как минимум два дорогих автомобиля: Lamborghini 2011 года и внедорожник Mercedes-Benz G-класса 2008 года.

Основным получателем денег в США была компания AKA Energy, зарегистрированная в Неваде в июле 2014 года. В числе ее менеджеров числятся сам Абдукадыр, его жена и двое сыновей. Еще $750 тыс. отправили на личный счет Йамаймаити в Bank of America для «приобретения дома».

Наконец, в Дубае им принадлежит компания AKA International, ранее известная как ABL Hospitality Management. В 2014 и 2015 годах Саймаити перечислил от имени семьи Абдукадыр не менее $104 млн AKA International и дубайским компаниям-застройщикам. В числе дубайской недвижимости семьи есть как минимум семь объектов, в том числе AKA Residence, 26-этажное жилое здание с 220 квартирами, уже почти достроенное, MBL Residence, 45-этажное фешенебельное жилое здание и четыре виллы в Jumeirah Park.

Первая часть расследования была опубликована весной 2019 года радио «Азаттык», в ней утверждалось, что влиятельное киргизское семейство Матраимовых через Саймаити вывело из Кыргызстана около $700 млн. После публикации была проведена официальная проверка, которая подтвердила вывод денег, но пришла к заключению, что их связь с Матраимовыми не доказана.

После убийства Айеркена Саймаити «Азаттык», Kloop и международная организация OCCRP опубликовали еще две части расследования, в которых Матраимовы обвинялись в покровительстве клану контрабандистов Абдукадыр. Журналисты признались, что именно Саймаити изначально был их главным источником информации. В декабре Матраимовы подали в суд на «Азаттык», Kloop и издание 24.Kg, которое просто перепечатывало материалы расследования.

Издание FactChek 17 декабря опубликовало еще одно расследование об имуществе семейства. Журналисты проанализировали стоимость одежды и аксессуаров, которые можно видеть на фото жены Райымбека Матраимова в социальных сетях. После этого сайты Factchek и нескольких других СМИ подверглись сильнейшей DDoS-атаке.

  • Как талибы борются со СМИ и журналистами после захвата власти в Афганистане

  • Какие запреты успели ввести талибы после захвата власти в Афганистане

  • Душанбе в очередной раз пытается «навести порядок» в Горном Бадахшане, устроив региону военную и информационную блокаду

  • Правозащитник Тамара Калеева — о главной угрозе для журналистов Казахстана. И не только