Исторический дом №7 в Ташкенте вновь оказался под угрозой сноса

Дом №7 по улице Бобура в Ташкенте. Фото "Ферганы"

В административном суде Бектемирского района Ташкента 23 декабря состоялось очередное заседание по жалобе компаний-застройщиков «Universal Packing Masters» и «Jemchug House» на Департамент культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана. В ходе него представители Минкульта проявили свою некомпетентность по целому ряду вопросов, передает корреспондент «Ферганы».

Так, судья С. Михлиев задал несколько вопросов одному из его сотрудников Шохруху Салохитдинову. В частности, он спросил, почему решение хокима (главы администрации) города Джахонгира Артыкходжаева за номером 1550, вышедшее в октябре 2018 года, было Департаментом культурного наследия, а затем и министром культуры Озодбеком Назарбековым проигнорировано? Прежде чем вносить дом №7 в государственный кадастр объектов материально-культурного наследия, Министерству культуры необходимо было спросить большинство жителей этого дома, не возражают ли они. Было ли это сделано?

В свою очередь, юрист компании «Universal Packing Masters» Азиз Давронбеков поинтересовался у Салохитдинова: если Департамент культурного наследия обратил внимание на дом №7 после жалобы его нескольких жителей, был бы он внесен в кадастр объектов материально-культурного наследия, если бы такой жалобы не последовало? На все эти вопросы представитель Минкульта ничего не смог ответить.

Далее Давронбеков обвинил Минкульт в «непонятной избирательности». «Если вы внесли дом №7 в кадастр объектов материально-культурного наследия, то почему в него не попали и другие дома, представляющие фоновую застройку улицы Бобура, которые также в 2007 году решением бывшего хокима города Абдукаххара Тухтаева были выведены из реестра объектов культурного наследия?», — спросил Давронбеков. На что Салохитдинов ответил, что все эти дома находятся на заметке у Министерства культуры, и в 2021 году по ним также будет принято решение.

Затем Давронбеков обратил внимание судьи на то, что в разных протоколах Научно-экспертного совета Департамента культурного наследия, последний из которых за номером 26 от 25 сентября 2020 года и стал основанием для подписания министром культуры приказа о внесении дома №7 в государственный кадастр объектов материально-культурного наследия, стоит подпись одного и того же эксперта Салимова. Сперва она значится в списке его коллег, выступивших против культурно-исторической ценности дома, а затем в списке экспертов, проголосовавших за его сохранение.

По мнению судьи, такое расхождение в официальных документах попахивает подделкой, и Департамент культурного наследия теперь вполне может быть привлечен к уголовной ответственности по статье 228 УК республики Узбекистан «Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование». На это Салохитдинов также ничего не смог возразить.

Решение хокима Тухтаева об исключении ряда зданий из реестра объектов культурного наследия


Вопрос об 11 миллиардах сумов (около $1 055 000), якобы уже потраченных застройщиками на жителей дома №7, всплыл в самом конце заседания. C ходатайством — обязать жалобщиков представить суду финансовые документы относительно этой суммы — адвокат Департамента культурного наследия Александр Тесенин выступил на предыдущем заседании, прошедшем 18 декабря. И судья Михлиев это ходатайство удовлетворил. Однако 23 декабря сторона застройщиков никакой документации суду не представила. Более того, вдруг выяснилось, что финансы — вне компетенции судьи.

При этом оказалось, что на сегодняшний день затраченная застройщиками сумма выросла до 13 миллиардов 300 миллионов сумов (почти $1 275 000).

«Директор «Jemchug House» Тимур Туракулов мне сказал, что, если его компания проиграет в данном суде, она обратится с иском в экономический суд со всеми финансовыми документами, — заявил Михлиев. — В данном деле предметом спора являются протоколы Научно-экспертного совета за номерами 13/1 и 26. Если бы у меня были такие полномочия, я бы тоже рассмотрел эту документацию. Но у меня их нет — это полномочия экономического суда».

Адвокат Тесенин к последнему заседанию суда подготовил объемную речь и несколько ходатайств, но судья отложил их заслушивание до следующего заседания, которое он назначил на 25 декабря.

По поводу необходимости интересоваться у жителей дома, не возражают ли они против его включения в кадастр объектов материально-культурного наследия, Тесенин после окончания заседания сообщил журналистам, что «нормативами это не предусмотрено».

«На прошлом заседании я об этом уже говорил и представил подтверждающие нормативные акты, — сказал Тесенин. — Но такое ощущение, что судья в них даже не заглянул. Какое отношение собственники жилья имеют к культурной ценности государственного масштаба?»

Напомним, 14 сентября суд по административным делам Мирабадского района Ташкента своим решением обязал Министерство культуры «внести дом №7 в кадастр объектов культурного наследия». 5 октября министр культуры Озодбек Назарбеков подписал приказ за номером 321 «о внесении двухэтажного жилого строения 1935 года постройки, расположенного на улице Бобура, в государственный кадастр объектов материально-культурного наследия — как памятника архитектуры местного значения».

18 ноября по итогам заседания Ташкентского городского суда по административным делам по совместной апелляционной жалобе компаний-застройщиков «Universal Packing Masters» и «Jemchug House» судья Джахонгир Джураев решение суда Мирабадского района отменил и передал данное дело на новое рассмотрение в административный суд Бектемирского района.


Читайте также