Какую воду пьет Ташкент?

Ответ на вопрос — в фоторепортаже собкора «Ферганы» Андрея Кудряшова
Насосная станция в Ташкенте. Фото Андрея Кудряшова

В Ташкенте — очень вкусная и чистая водопроводная вода, которую многие люди привыкли пить прямо из-под крана, без предварительного кипячения, нисколько не опасаясь за свое здоровье. Но в последнее время производители бытовых фильтров для питьевой воды настойчиво внушают потребителям, что без покупки их приспособлений пить водопроводную воду вредно. Чтобы развеять рекламные мифы и современные суеверия, руководители АО «Узсувтаъаминот» и ООО «Ташкент шахар сув таъаминоти» (Ташгорводоканала) в начале октября пригласили журналистов и блогеров ознакомиться с работой гидроузла «Кодирия», питающего водопроводной трехмиллионную столицу Узбекистана и ее окрестности.

Забор воды из канала Бозсу. Фото А.Кудряшова

Для многих стало открытием, что большая часть воды в ташкентском водопроводе — речная. Народная молва часто приписывала отличное качество питьевой воды в Ташкенте тому, что она якобы добывается из тех же артезианских скважин, из которых раньше разливали бутилированную минеральную воду «Ташкентская». На самом деле вода из артезианских скважин используется только на юге Ташкента — в Сергелийском и Бектемирском районах. В основном столичный водопровод наполняется из известного оросительного канала Бозсу, вытекающего из реки Чирчик в районе водохранилища в городе Газалкент. Кстати, само название Бозсу значит «светлая вода», то есть чистая.

Забор воды из канала Бозсу

В начале XX века воду для ташкентского водопровода брали из Бозсу прямо в черте города. Этот гидроузел, расположенный рядом с новым зоопарком, до сих пор сохранился, но работает на малую мощность. Главным сооружением сейчас выступает гидроузел «Кодирия» в Кибрайском районе, построенный в 1969 году. После нескольких реконструкций его нынешняя мощность составляет 1 миллион 800 тысяч кубических метров фильтрованной питьевой воды в сутки.

Плавучий агрегат по сбору донного ила

Сначала воду просто забирают из канала в большие пруды. Крупные решетки и мелкая сетка не пропускают в них рыбу, водоросли, водных насекомых и мусор. Но остается речная муть. Горные реки Угам, Пскем, Коксу и Чаткал, сливающиеся в реку Чирчик, из которой вытекает канал Бозсу, несут с собой множество минеральных и органических примесей, особенно весной и осенью — в период дождей, паводков и селевых потоков. Чтобы осадить всю эту муть, в воду добавляют коагулянты жидкие и твердые квасцы. Они абсолютно безопасны для человеческого организма, и используются также в пищевой промышленности.

Взвешенные частицы в мутной воде активно прилипают к молекулам коагулянтов и осаждаются на дно прудов. Чтобы пруды от этого не заиливались донные отложения непрерывно вычерпываются и откачиваются плавучими насосными агрегатами обратно в основное русло канала Бозсу, где этот ил послужит плодородию орошаемых почв.

Затем насосные станции поднимают очищенную от первичной мути воду из прудов в специальные залы фильтрации. Здесь вода медленно пропускается сквозь лотки с естественными фильтрами, которые состоят из крупных камней, мелкой гальки (шагала) и кварцевого песка. Совсем как в истоках горных родников. С той разницей, что фильтрационные лотки не реже одного раза в суки подвергаются интенсивной промывке. В сменном порядке — пока одни промываются, другие продолжают работу.

Процедура промывки фильтрационных лотков

После фильтрации очищенная вода подвергается хлорированию по стандартной процедуре, которая до сих пор считается полностью безопасной во всех странах мира. Специалисты гидроузла «Кодирия» категорически настаивают, что обработка питьевой воды газообразным хлором гарантирует полное уничтожение в ней всех болезнетворных бактерий и вирусов. Более того, присутствие остаточного хлора в воде из водопроводного крана делает ее безопасной еще какое-то время. Тогда как в воде, хранящейся в стеклянных банках на кухне, даже если ее пропустить через бытовые фильтры, болезнетворные микроорганизмы, попавшие из воздуха, могут снова размножиться.

На выходе технологической линии гидроузла находятся химико-бактериологическая и дежурная лаборатории. Задача обеих — анализ проб отпускаемой потребителям питьевой водопроводной воды по 40 основным показателям на основании принятого в Узбекистане государственного стандарта O’zDSt 951-2011. Сотрудники лаборатории признают, что вода в ташкентском водопроводе, являясь полностью чистой и безопасной для здоровья человека, может оцениваться на вкус как не самая «мягкая» в мире. Допустимая норма жесткости (примеси щелочных минеральных солей), установленный в Узбекистане — 8 мг.-экв/литр. По мировым меркам это вода средней жесткости. В Каракалпакстане норма — 10 мг.-экв/литр, что уже можно считать жесткой водой.

Дежурная лаборатория гидроузла «Кодирия»

Питьевая вода в Ташкенте должна быть средней жесткости, что обусловлено ее происхождением из горных рек, промывающих скальные породы. Организм местных жителей именно к такой вводе привык, и получает из нее все необходимые микроэлементы. Водопроводная вода в столице Узбекистана действительно не нуждается в дополнительной обработке. Если же из крана течет что-то мутное, неприятно пахнущее или оставляющее много накипи, значит заржавели водопроводные трубы.

  • Как жили люди в Афганистане за две недели до «талибского эмирата»

  • Как цены на сельхозпродукты в Узбекистане отличаются от стоимости тех же фруктов и овощей в России?

  • Сель в Алматы в 1921 году: как это было и возможно ли повторение

  • Один из флагманов экономики Узбекистана рассчитывает увеличить прибыль за счет новых месторождений и цифровых технологий