Наследие Узбекистана: «облачные ткани»

Что такое «икат» и что такое «абр»? Объясняет специалист
Мунисак - женская верхняя одежда, Узбекистан. 1850-75 гг. Галерея Саклера, Вашингтон. Дар Гидо Голдмана (2018). Фото автора

Узбекские шелковые ткани ручной работы славятся на весь мир. Иногда их называют икатами, иногда – абровыми тканями.

Откуда произошли эти названия и что они на самом деле означают? В чем их отличия? В чем символика узоров? Какое отношение к составу ткани имеют история и религия?

Специально для читателей «Ферганы», не слишком хорошо знакомых с различными аспектами текстильного производства, но живо интересующихся культурным наследием Узбекистана, на эти и другие вопросы отвечает доктор искусствоведения, профессор, ведущий научный сотрудник Института искусствознания Академии наук Республики Узбекистан Эльмира Гюль.

* * *

Эльмира Гюль, фото Андрея Кудряшова/"Фергана"

ОСОБЫЙ МЕТОД

В целом это ткани, окрашенные методом резерва. Суть метода заключается в поэтапном «резервировании» нитей основы или утка (то есть, обматывании определенных участков в целях предохранения их от окрашивания) с последующим окрашиванием необмотанных участков, еще до того, как нити заправляются в ткацкий стан.

Такой метод был известен с древности в Египте и Китае, Индии и Индонезии, Мексике, Перу и Японии, в Центральной Азии.

ℹ️ Термин икат, применяемый в научной и популярной литературе ко всему корпусу тканей резервного крашения – хлопковых и шелковых — довольно поздний, и не является их самоназванием. Он был предложен нидерландским исследователем Gerret Pieter Rouffaer, изучавшим индонезийские ткани резервного окрашивания, еще в начале ХХ века, и взявшим за основу малайско-индонезийское определение «менгикат», что означает «плести, связать, соединить, обмотать, обвить всё вокруг».

Также термин икат стал использоваться для обозначения готовых декоративных тканей, окрашенных методом резерва, вне зависимости от места их производства. Узбекские абровые ткани (от абр — облако, хотя существуют и иные трактовки) — атласы, хан-атласы и прочее — это часть общего корпуса икатов, но они отличаются тем, что при их производстве окрашиваются только нити основы. Однако однообразный способ крашения не помешал им стать лидером в отношении богатства колористических сочетаний и орнаментальных решений, восхищающих весь мир.

Феномен икатов/абровых тканей, в частности, в том, что в истории мировой цивилизации они были не просто текстилем. Если мы обратимся к прошлому, то увидим, что в разные исторические периоды этим тканям выпадала удивительная судьба.

Они были носителем определенных месседжей, средством регулирования социальных, экономических и политических отношений.

ДО ИКАТОВ

Хочу напомнить, что до того времени, как средневековый мир увлекся икатами, была другая ткань, не менее знаменитая — шелковый самит, стратегический товар раннего средневековья, символ роскоши и успеха, одинаково любимый на Западе и на Востоке. Самиты — саржевые ткани с набивным рисунком — производились в Китае, Центральной Азии, Византии, Иране… Торговля самитами и дала название знаменитой торговой трассе — Великому шелковому пути. Исключительная ценность этих тканей сделала их самой ценной международной валютой, не только культурным, но политическим символом эпохи.

Согдийское изделие из ткани самит. Фото pinterest.ru

Краткая отсылка к шелковым самитам нужна для того, чтобы напомнить: с возникновением ислама производство шелковых самитов на территориях, попавших в круг распространения новой идеологии, вскоре затухает, им на смену приходит икат — ткань резервного крашения.

С чем мы можем связать такую радикальную смену приоритетов? На ум приходит только один фактор — религиозный.

ИСЛАМ ВСЕ ИЗМЕНИЛ

Икаты, производившиеся в арабском мире — они были известны как асб, — стали носителями новых идей, средством распространения новой эстетики и новой веры – ислама. Здесь мы должны обратить внимание на три фактора.

Арабы предложили миру исключительно хлопковый икат (хотя самые ранние известные образцы, предположительно, из Восточного Туркестана, VI-VII вв., обнаруженные в Наре и ныне хранящиеся в Национальном музее в Токио, были шелковыми).

Икат, Йемен, конец 9 - начало 10 вв. Хлопок, резервное крашение, чернила. Метрополитен музей. Фото автора

Выбор материала связан с тем, что арабы были последователями эгалитаризма. Привыкшие к простоте и функциональности во всех сферах жизни, они выступали за социальное равноправие, порицали роскошь, производство и ношение шелковой одежды, использование посуды из драгоценных металлов. Известно, что сам Пророк запрещал мужчинам носить золотые кольца и браслеты, а также дорогой шелк. Согласно Корану, шелк был дозволен только в качестве награды в горнем мире. Именно поэтому арабские икаты изготавливались исключительно из хлопка.

Второй фактор — декор арабских икатов. Это исключительно абстрактные узоры. Для мусульманского мира абстрактный декор был осознанным выбором, отражением эстетических приоритетов ислама, вдохновленных неизобразимым Богом.

Наконец, третий фактор — надписи. Арабы первыми стали производить икаты с нанесенными на них надписями — тиразы. Каллиграфические строки вышивались, либо наносились на ткань чернилами. Как известно, каллиграфия обладала сакральным значением в культуре ислама. Как результат, эпиграфический декор подчеркивал высочайший статус тканей этого вида. Не случайно их изготавливали в специализированных мастерских под королевским контролем.

Арабская эпиграфика на тканях, коврах, посуде и стенах зданий знаменовала период, когда ислам завоевал новые территории, представляя коранические постулаты коренным народам и покоряя их мудрыми моральными наставлениями и благожелательными высказываниями. Даже если надпись нельзя было прочесть, она воспринималась как отсылка к Корану, самому священному объекту для мусульман. Благодаря надписям мы можем рассматривать арабские ткани асб как важные религиозные символы, несущие новые религиозные правила и нормы.

В первые века ислама, когда религия стремилась завоевать сердца и умы людей, текстиль приобрел социальную функцию и стал одним из инструментов приобщения к новой вере.

Икат из музея Метрополитен в Нью-Йорке

В коллекции Метрополитен-музея имеется важный фрагмент иката с вышитой куфическим шрифтом надписью «al-mulk lillah» – «Dominion belongs to God». Такие надписи еще раз подчеркивают роль текстиля в выражении и распространении новых религиозных идеалов. Хлопковые ткани асб, потеснившие знаменитые самиты раннего средневековья с зороастрийской тематикой и образами, были выражением религиозного благочестия.

Утверждение власти Арабского халифата предопределило популярность икатов во всем исламском мире.

НО ВСЕ ЖЕ ШЁЛК

Вместе с тем, вы можете возразить, что знаменитые икаты Средней Азии XIX – начала XX — шелковые. Действительно, с распадом Халифата и приходом к власти местных династий шелк вновь появляется в текстильном производстве стран ислама — спрос на предметы роскоши оказался сильнее религиозных убеждений. Но ограничения в ношении чисто шелковых тканей сохранялись веками. Как упоминал российский ориенталист и дипломат Пётр Демизон, посетивший Бухару в 1834 г., чистый шелк «могли носить только женщины, так как считается, что, если во время молитвы мусульманин будет одет в одежды из чистого шелка, его молитва не дойдет до Аллаха».

В XIX веке появляется ноу хау — полушелковые икаты. Основа этой ткани — хлопок, уток — шелк. Такие ткани наверняка были своего рода компромиссом с совестью, когда человек носил шелк, несмотря на религиозные запреты, но при этом был чист перед Богом, поскольку ткань не была чисто шелковая.

Интересно также, что абровые ткани не были предназначены только для элиты, как шелковые самиты, к примеру, которые носила только знать. Первые были довольно демократичны. Благодаря архивным фотографиям конца XIX – начала ХХ веков, мы можем видеть, что икат носили все — представители разных этнических групп и сословий, бедные и богатые, горожане, сельчане и степняки…

Как ни странно прозвучит, элитарными их сделали уже в ХХ веке европейцы и американцы, которые увлеклись коллекционированием этих тканей. Они же и носили эти вещи, сделав их знаком принадлежности к определенной ориенталистской субкультуре, подчас закрытой, не для всех.

Сложно говорить об отличительных чертах производства абровых тканей у различных этнических групп, проживавших в границах узбекских ханств. Эта разница крайне условна и имеет скорее, не этническую окраску, а исключительно географическую. Это связано с тем, что в местах совместного проживания народов сложился своего рода симбиоз культур. На первый план в таких ситуациях выходят не этнические различия, а хозяйственно-культурные. Различия заключались в основном в цветовых предпочтениях, масштабах и пропорциях узоров…

ИКАТ — ЭТО БАРОМЕТР

На протяжении ХХ века в Узбекистане абровые ткани по-прежнему оставались своего рода барометром настроений общества, индикатором политических коллизий.

В первые десятилетия после установления советской власти кустарные ремесла, в том числе производство шелковых тканей, были вне закона, так как частная собственность и средства производства были запрещены. Однако искоренить любовь к красочным шелкам было невозможно. Как результат, в 1934 году был открыт Ташкентский текстильный комбинат, где любимые в народе ткани стали производить методом механической набивки.

В 1930-е годы абровые шелка стали ассоциироваться с узбекской национальной идентичностью, о чем свидетельствует многочисленная кино и фотохроника тех лет. Молодые девушки с открытыми лицами и в платьях из хан-атласа стали символом обновления общества.

Новый всплеск интереса к этим тканям происходит в 1970 – середине 80-х годов, в период так называемого «застоя», когда происходило возрождение национальных традиций «снизу», а не «сверху». В эти годы в обществе вновь был заметен интерес к традиционным ценностям, корням национальной культуры.

Древнее искусство ручного ткачества шелка возродилось в полной мере после 1991 года, когда Узбекистан обрел независимость. Изменение экономической политики, появление частного предпринимательства позволили ремесленникам снова наладить кустарное производство шелковых тканей.

Вместе с тем, практика показывает, насколько уязвимо это производство. Стоило грянуть пандемии, как самое крупное шелкоткацкое предприятие ферганской долины – маргиланский «Едгорлик» – попало в кризисную ситуацию и оказалось чуть ли не на грани закрытия.

Такие эксцессы показывают, как хрупок мир традиционной культуры в современном индустриальном обществе и насколько сильно он нуждается в защите и бережном сохранении со стороны государства.

Эльмира Гюль
Читайте также