Глава Горного Бадахшана рассказал о своей борьбе с культом личности

Ёдгор Файзов. Фото с сайта Cabar.asia

Председатель Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана Ёдгор Файзов запретил читать хвалебные стихи в свой адрес. Об этом он сказал в интервью изданию Cabar.Asia.

«Один раз был случай, когда в джамоате (сельской общине. Прим. «Ферганы») Сагирдашт Дарвазского района начали читать стихи про меня, я сказал, чтобы прекратили, и категорически отказал им в этом. С одной стороны, может быть, это и хорошо, однако такое поведение не соответствует никаким международным нормам», — пояснил он.

Однако, по словам Файзова, его подчиненные просят не нарушать сложившиеся традиции приветствия высоких чинов и гостей: «Когда посетил одну из встреч, и начали читать стихи про Таджикистан и Бадахшан, я спросил, зачем все это нужно? Сказал, чтобы больше этого не было. Но мне возразили, что, «уважаемый председатель, мы это делаем, потому что всегда так делали и это является частью нашей культуры приветствия гостя. Во-вторых, вы сегодня находитесь на этой должности, завтра можете покинуть ее, а когда придут другие председатели и министры, что нам делать, если дети не смогут связать и двух слов?» Я был в замешательстве», — рассказал глава ГБАО.

Отвечая на вопрос издания, почему руководитель региона ходит на работу пешком, Файзов сказал: «Я делаю это с двумя целями: во-первых, для своего здоровья, и, во-вторых, когда иду пешком, разговариваю с 40-50 людьми, узнаю о проблемах народа. Этим делом я занимаюсь в обязательном порядке, поскольку в один прекрасный день я снова окажусь среди них».

Он отметил, что в области решили отказаться от широких торжеств по случаю Дня независимости и других праздников.

«Мы решили сэкономить на многих праздниках. Сильно урезали все расходы. Раньше проводилось столько банкетов и застолий, что уже и счет потеряли. Сейчас даже гости из Душанбе едят в нашей столовой. Больше нет помпезности и застолий. Больше нет трех или четырех блюд. Половину из этого мы убрали. Если бы это было в моих полномочиях, то я бы отменил половину этих праздников», — заявил Файзов.

Председатель ГБАО, по его словам, также пытается противостоять статистическим припискам и требует от своих подчиненных давать правдивую информацию о состоянии дел во всех сферах экономики.

«В 2018 году благодаря припискам в области «произвели» 55 тысяч тонн картошки. Если бы было столько произведено, то разве была бы надобность завозить 80% извне? В реальности было не более 20-25 тысяч тонн. […] На заседании правительства меня спросили, почему мы уменьшили площадь используемой земли на 1300 га? Я сказал, что этой земли не существовало. Все, что мы исключили, числилось в качестве возделываемой земли области. Рошткалинский район отчитался, что у них есть 35 тысяч кур. Столько нет даже в Ванче, где люди больше всего занимаются разведением кур. Поехал в Рошткалу, чтобы показали, сколько есть кур в каждом хозяйстве каждого села. Очень мало. Откуда там 35 тысяч? Взяли и исключили это все», — пояснил он.

Ёдгор Файзов был назначен и.о. председателя Горного Бадахшана 1 октября прошлого года вместо Шодихона Джамшеда, подвергнутого президентом Эмомали Рахмоном критике за разгул криминала в области. В марте этого года его кандидатуру утвердили депутаты области. Глава государства поручил новому председателю ГБАО за месяц изъять у населения незаконно хранящееся оружие и разобраться с преступностью в регионе. Для этого в Хороге был создан Межведомственный штаб по обеспечению безопасности и правопорядка в области, который работает уже более года.

Файзова считают авторитетной личностью в ГБАО. До своего назначения председателем автономии он работал исполнительным директором Международного фонда Ага-Хана в Таджикистане.

Читайте также
  • Почему никто не верит в то, что самая бедная страна Центральной Азии победит коронавирус?

  • Россия приоткрывает границу для мигрантов

  • Жителей Душанбе вынуждают сдавать деньги на покраску домов. Ремонт подъездов не обещают

  • Кто выиграл от нового бюджета, который в Таджикистане скорректировали с учетом эпидемии COVID-19